427Документов
доступно

Ответ на вопрос

  • Уголовное и уголовно-исполнительное право

    Добрый день! Прошу Вас проконсультировать по моей проблеме, т.к. обратиться больше не к кому. В октябре 2009 г. в отношении меня и ряда др. лиц было заведено уголовное дело, заявленное как "громкое". Я был задержан, мне предъявили чисто формальное обвинение, не подтвержденное хоть какими-либо существенными доказательствами, и я почти целый год провел в следственном изоляторе. Каждый раз, идя на поводу у следствия, суды продлевали мне срок содержания под стражей, используя одинаковые основания. В течении года со мной никакие следственные действия не проводились. Сначала я нанял платного местного адвоката, но через три месяца я посчитал, что мне необходим более квалифицированный и прежде всего независимый адвокат, поэтому я отвел местного адвоката, обратился к своему знакомому в Москве, который порекомендовал мне своего отца, с которым я в последствии и заключил договор на оказание юридических услуг. 10.02.2009 г. новый адвокат получил от следователя допуск к ведению моего дела, который сразу занял принципиальную бескомпромиссную позицию, направленную на мою защиту. Поэтому для следствия он стал, грубо говоря, как кость в глотке. С целью избавиться от вредного для следствия адвоката, в июне 2009г. был допрошен сын адвоката. 25.08.2009г. следователь, ссылаясь на п.2 ч.1 ст.72 УПК РФ, постановил отвести моего адвоката. В своих жалобах я писал, что данная статья в отношении моего дела применена ошибочно, т.к. сын адвоката не является близким родственником или родственником судьи, прокурора, следователя, дознавателя, секретаря судебного заседания, принимавшего, либо принимающего участие в производстве по данному уголовному делу, или лица, интересы которого противоречат интересам участника уголовного судопроизводства, заключившего с ним соглашение об оказание защиты. Адвокат выполнял свои обязательства строго в соответствии с нормами уголовно-процессуального законодательства, а его сын, как и многие другие свидетели, не имеющие никакого интереса в исходе данного дела, дал свидетельские показания. При таких обстоятельствах нельзя согласиться со следователем о противоречии интересов свидетеля и участника уголовного судопроизводства. Хочу уточнить, что с сыном адвоката мы общались настолько редко, что он фактически никак не может быть ценным свидетелем для следствия, а нужен лишь для того, чтобы инициировать отвод моего адвоката. Уверен, что в дальнейшем он не будет привлечен к следственным или судебным действиям. Следствие с самого начала знала о моем знакомстве с сыном адвоката. Мой адвокат, с моего согласия, подал жалобу в районный суд города К., в результате судья Ш., не вникая в суть дела, необоснованно отказала в удовлетворении данной жалобы. В настоящее время мной и адвокатом направлена жалоба в областной суд, который должен состояться 14.12.2010г. Как видно из вышесказанного, я с августа 2010г. и по настоящее время лишен права получать квалифицированную юридическую помощь. Пожалуйста, помогите мне в данной ситуации. Что делать? Какие убедительные доводы я могу приводить на суде? Дайте юридическую оценку данной ситуации. В заключении хочу сказать, что дело разваливается. Всем участникам "ОПГ" изменили меру пресечения (около 10 человек), в т.ч. и мне (с сентября на домашний арест). Но с этим домашним арестом у нас тоже неразбериха. На суде никого по данной мере пресечения не проконсультировали. Обратился к участковому, она сразу стала выяснять, что делать, что мне можно, а что нельзя. Согласно постановлению, мне запрещено: - общаться с лицами из числа обвиняемых, потерпевших и свидетелей по уголовному делу, где я являюсь обвиняемым, - получать и отправлять корреспонденцию, - вести переговоры с использованием любых видов связи. Но конкретно не сказано, что ограничен в свободе передвижения. Могу ли я посещать магазин, аптеку, парекмахерскую, или я должен каждый раз спрашивать у кого-то разрешения, или мне нанимать за свой счет домработницу? Опять же, как я могу быть лишен переписки, если я постоянно пишу жалобы и ходатайства в Прокуратуру, суды и т.д., а отправлять письма необходимо только заказным способом и ходить на почту, а это мне вроде как запрещено. Я не миллионер. Услуги первого адвоката мне обошлись в 10000 дол., а стоимость услуг московского адвоката я даже озвучивать не буду, хотя для кого-то это копейки, а для меня последние сбережения, которые мы откладывали долгое время. Денег на третьего адвоката у меня нет. Что делать? Посоветуйте, пожалуйста. Если Вам что-то неясно, то я могу Вам на email выслать копии жалоб, которые я направлял в СК при Прокуратуре РФ. С огромным уважением и надеждой, Деменчук Д.В.

    Деменчук Дмитрий Валерьевич 29 ноября 2010, 15:57

  • Ответ эксперта

    10 декабря 2010

    Здравствуйте,

    1) Согласно ст.16 УПК РФ подозреваемому и обвиняемому обеспечивается право на защиту, которое они могут осуществлять лично либо с помощью защитника и (или) законного представителя. Защищаться можно всеми не запрещенными настоящим Кодексом способами и средствами.

    На мой взгляд, логика защиты должна быть такой:

    Следователь не допускает к участию в деле защитника, так как адвокат является близким родственником лица, интересы которого противоречат интересам участника уголовного судопроизводства, заключившего с ним соглашение об оказании защиты. Т.е., якобы Ваши интересы противоречат интересам сына адвоката. Это значит, что сын адвоката имеет заинтересованность в исходе дела, причём противоположный Вашему – обвинительный. Вместе с тем, в деле сын адвоката обладает процессуальным статусом свидетеля. А значит, позиция следователя прямо противоречит законодательству. УПК РФ, говоря об участниках уголовного процесса делит их на 4 группы по наличию интереса – суд; участники со стороны обвинения (Гл.6, например, следователь); участники со стороны защиты (Гл. 7, например, Вы); и иные участники уголовного судопроизводства (Гл. 8, в частности, ст. 56 - свидетель). Т.о., законодатель заведомо указывает на то, что у свидетеля нет заинтересованности в исходе дела, также как, например, и у эксперта, переводчика, понятого. А тогда – что может здесь противоречить Вашим интересам, если у него вообще никаких нет и это предусмотрено УПК? Следователь неверно применил норму закона – в данной норме речь идёт о лицах, имеющих заинтересованность в исходе дела, причём интерес должен противоречить Вашему, а УПК РФ говорит о том, что такой заинтересованности у свидетеля в принципе быть не может.   

     2) Главное ограничение свободы в данном случае заключается в том, что обвиняемый не вправе покидать свое место жительства, может быть запрещено посещать определенные места (район населенного пункта, увеселительные заведения); выходить из жилого помещения без сопровождения. Ограничения, которые Вы назвали, сопутствуют названному главному ограничению. Однако в современной России на самом пока не существует механизма реализации этих правовых и фактических ограничений. Вместе с тем, мне думается, что не могут быть ограничены процессуальные права обвиняемого и подозреваемого на участие в судебных заседаниях, следственных и иных процессуальных действиях (например, в допросе свидетеля, производимом по ходатайству обвиняемого, отправке письменных жалоб, получении по почте повесток и других процессуальных документов, ведении переговоров с защитником и т.д.). Ограничения в подобных правах следует расценивать как нарушение права на защиту – а это принцип уголовного процесса, нарушение которого может повлечь отмену принятого по делу решения. Запрет получать и отправлять почтовые отправления не может также  распространяться на почтовые переводы денежных средств. В Постановлении суда об избрании этой меры пресечения должно быть указано, каким именно ограничениям Вы подвергаетесь. Например, ограничения по ведению переговоров устанавливаются путем указания лиц, с которыми запрещено или разрешено вести переговоры, а также определенных средств связи (интернета, электронной почты, телефона, телетайпа, факса и др.). Ограничения общаться с определенными лицами могут заключаться в запрете на встречи и разговоры с участниками судопроизводства по этому делу (подозреваемыми, обвиняемыми, потерпевшими и их представителями, свидетелями, экспертами, понятыми), с их родственниками и друзьями, со своими товарищами по работе, подчиненными, приятелями (через которых можно воспрепятствовать производству по делу). При домашнем аресте обвиняемый (подозреваемый) не изолируется от совместно проживающих с ним лиц. Ограничения, установленные ч. 1 ст. 107 УПК, по решению суда могут быть смягчены. Например, обвиняемому могут быть разрешены поездки в поликлинику, телефонные переговоры, переписка с близким родственником и т.п.

    Устанавливаемые судом ограничения должны обеспечивать цели мер пресечения, а не ущемление прав обвиняемого (подозреваемого). Поэтому суд, избравший такую меру пресечения, должен указать конкретные ограничения и мотивировать своё решение.

    Токийские правила, утвержденные Резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН от 14 декабря 1990 г. N 45/110, предусматривают принцип минимального вмешательства при применении мер, не связанных с тюремным заключением. Конкретные ограничения для обвиняемого (подозреваемого) формулируются в практичной и четкой форме, и их число по возможности сводится к минимуму (п. п. 2.6; 12.2).

    На эту меру пресечения распространяются сроки, установленные ст. 109 УПК.

    Если обвиняемый (подозреваемый) сначала был задержан или заключен под стражу, а потом к нему была применена мера пресечения в виде домашнего ареста или, наоборот, домашний арест предшествовал заключению под стражу, то в течение всего этого времени течет срок, установленный ст. 109 УПК, и применяются правила о его продлении.

    В постановлении (определении) об избрании данной меры пресечения должен быть указан орган МВД или судебный пристав, которым поручается наблюдение за лицом, подвергнутым домашнему аресту – свои передвижения при необходимости нужно согласовывать с таким ответственным лицом.

    По этим вопросам на данный момент действует Постановление Пленума ВС РФ от 29 октября 2009 г. N 22 «О практике применения судами мер пресечения в виде заключения под стражу, залога и домашнего ареста» (в ред. Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10.06.2010 N 15), но и там говорится о правилах принятия решения, а не о его реализации. 


    Средняя оценка: 4.33 (12 голосов)
    Оцените ответ: 
Задать вопрос

На вопросы ответил

Иванова Ольга ГеннадьевнаИванова Ольга Геннадьевна
ассистент кафедры уголовного процесса Юридического института СФУ

Все эксперты

Популярное

Эксперты

Все эксперты